Анатолий Ляпидевский: «Если ты можешь вместе с гостями танцевать на барной стойке – это и есть кайф от работы»

shelepova-anna-ru-0000

shelepova-anna-ru-kommersant-ru-7 shelepova-anna-ru-kommersant-ru

shelepova-anna-ru-0001Слушатели Академии журналистики «Ъ» и Школы событийного продюсирования Алексея Бокова побывали на увлекательном мастер-классе Анатолия Ляпидевского, создателя многих столичных ресторанов и известного клубного промоутера.

«Я с детства любил делать так, чтобы людям было хорошо и комфортно – чтобы они улыбались благодаря мне. А профессий, которые бы могли в этом помочь, не так много: актерство и сфера услуг, в том числе ресторанный бизнес», – Анатолий Ляпидевский сидит в небольшом лекционном зале в центре Москвы, по соседству с Vogue Café, и ведет встречу, организованную для слушателей Академии журналистики «Коммерсантъ» и Школы продюсирования Алексея Бокова. – «Вся моя карьера, почти независимо от меня, складывалась из этого стремления – чтобы всем вокруг было хорошо. Потому в моей жизни и появился ресторанный бизнес – все самое приятное, как правило, ассоциируется с едой».

В начале 90-х московский школьник Толя Ляпидевский стал студентом факультета журналистики МГУ. Как и все, пробовал себя в газете, на телевидении, в службе новостей, а потом и на радио – участвовал в создании «Станции 106,8 FM», вел прямые эфиры в программах VIP и «Лунный час». Тогда он вряд ли подозревал, как одно знакомство перевернет всю его жизнь – проведя два года на радио, он встретил известного столичного диджея Олега Оджо и вместе с ним ушел в промоушн: организовывал свои первые мероприятия, привозил первых иностранных звезд и параллельно работал в казино «Монте-Карло».

К началу нового века Ляпидевский стал известен в московской тусовке. В 2003, освещая открытие его нового ресторана «Шоколад», светская хроника по-свойски писала: «Судя по потраченным на заведение средствам, Толян действительно в шоколаде». Вместе с клубным промоутером Иваном Благодатских и предпринимателем Александром Оганезовым Ляпидевский создал место, гордостью которого называли диван от иранского архитектора Заха Хадид стоимостью 10 тысяч долларов. Открытие тогда отмечали три дня, почти без перерыва, назло московской милиции, перекрыв Страстной бульвар. А публика обсуждала стол для диджея – точную копию того, за которым сидел король Луи XV, висящую на стене фотографию Ильи Буша, на которой обнаженными женскими телами было выложено слово «шоколад» на японском языке, и резидентов клуба – ими впервые в Москве стали иностранцы, Клод Шалль и Стефан Помпоньяк.

Имя Ляпидевского загремело в столице. Его вслед за дедом, тоже Анатолием, стали называть легендой: Ляпидевский-старший прославился как летчик, полярник, в его честь названы улицы в Москве, Ярославле, Новосибирске, Одессе, Ставрополе, а Ляпидевский-внук летал от заведения к заведению, становясь героем светской хроники и главным действующим лицом клубного движения Москвы.

«Шоколад» был точным попаданием в модную тогда концепцию, – рассказывает Ляпидевский. – В Москве главенствовали pre-party-заведения, в которые ездили на других посмотреть, себя показать, ну и вкусно поесть заодно. Такой была «Галерея» Аркадия Новикова, «Манон» Андрея Деллоса, а сейчас — «Siberia». Но все же стоит признать, что сегодня аудитория в большей степени поменялась – богатым людям больше не хочется тратить деньги в столице, они берут частный борт и улетают в Европу на уикенд. Те, кто остаются, и есть основа нынешней ресторанной, клубной, барной культуры – средний класс, хипстеры в основном. Их первым понял Алексей Зимин и открыл Ragout. И они же сделали в Москве очень популярными столовые. Потому что бизнес-центров много, людей надо кормить, а светскость – дело второе».

Секрет создания успешных ресторанных проектов, по словам Ляпидевского, очень прост – он в любознательности: «Подсматривание – от чужих окон до заведений в других странах – самый дешевый источник новых идей. Одно из своих заведений я и сам украл – глазами: увидел у Тани Беркович бар «30/7» и открыл собственный – просто «7», на «Лубянке». Он был совсем не похож на «Шоколад», интимный и близкий, где все находится на расстоянии вытянутой руки и гости сидят впритык друг к другу – уйти, ни с кем не познакомившись, почти невозможно.

Собственное новое знакомство принесло Ляпидевскому новый виток в карьере: он стал арт-директором группы ресторанов Аркадия Новикова, которого и по сей день называет своим учителем. «Самое главное достоинство Аркадия – он умеет делать современные рестораны. Я захожу к нему в Novikov и понимаю, что он украл концепцию у Zuma или Nobu. Ну не хочет человек платить франшизу – делает все сам. Главное, что эта концепция действительно нравится публике. Что до его меню, которое молодые рестораторы иронично называют «аркашка», то на мой взгляд, оно гениально. Эта московская еда, придуманная 10 лет назад, когда в одном ресторане предлагают «Цезарь», пасту, роллы и кальян, работает до сих пор – русскому человеку надо, чтобы все и сразу. И Новиков просто отвечает ожиданиям».

Новый 2008 год Ляпидевский встретил на работе – на танцполе новиковского «GQ Bar» в костюме Деда Мороза. И в том же году открыл реинкарнацию своего бара «Семь» — бар «Восемь», на заводе «Арма», который тогда называли московским Сохо. После этого проекта на вопрос, стоит ли рисковать в ресторанном бизнесе, Анатолий однозначно отвечает: «Нет». «Я влюбился в это место – натуральный кирпич, семиметровые потолки. Тем более, друзья убедили – теперь уже бывшие». Проект стартовал хорошо, зазывал на вечеринки Владимира Потанина, Михаил Прохорова, Виктора Вексельберга, но на окупаемость так и не вышел. И Ляпидевский, закрыв «8», вооруженный новым опытом двинулся дальше: «Тогда я понял, как важна команда. Посмотрите на «Солянку», «Пропаганду», «Стрелку» — все они созданы группами единомышленников. И ещё, как важен тыл – правильный шеф. Я раньше думал, людей надо заманивать на дорогое вино и звон бокалов, а потом выяснил, что хорошее вино может стоить совсем немного, а главное в заведении – кухня. Можно купить не те стулья и не там поставить гардероб, но если у тебя будет хороший шеф, ты всегда останешься в выигрыше».

Своих ресторанных проектов Анатолий Ляпидевский больше не делал. Продолжил устраивать грандиозные вечеринки – уже в качестве арт-директора Maison Dellos. А этой осенью дебютировал на Первом канале – стал ведущим программы «История российской кухни». Каждое воскресенье, сразу после выпуска новостей в полдень, плечом к плечу с итальянским шефом Вильямом Ламберти готовит борщ, пожарские котлеты и пряники. «Я этим проектом не ищу себе известности, тщеславие не удовлетворяю – это в прошлом, пройденный этап, — рассказывает Анатолий. – Вообще вся эта история с телевидением – чистой воды мазохизм. Я стою по 8-12 часов под софитами, дубль за дублем, устаю и потею. Думаю иногда, лучше бы все шло в прямом эфире – быстрее бы закончилось. Но это удивительный опыт: я лет 20 назад, на втором курсе журфака МГУ, проходил практику в дирекции новостей как раз-таки Первого канала. Как будто в одну реку вошел дважды, только все уже другое – за камерами, например, стоят люди моложе меня, хипстеры. А мне надо учиться правильно резать овощи».

Сегодня идеальным для себя ресторанным проектом Ляпидевский называет парижский Costes, который объединяет сразу три концепции: гостиницу, ресторан и клуб. «Я бы хотел поиграть в эту историю, особенно с командой мечты, создавшей Costes: идеальным архитектором Жаком Гарсия, идеальным декоратором Жаном-Луи Денио, отличными поварами и даже с теми же официантами – они выше всяких похвал». И стоит только подумать, что Анатолий Ляпидевский, скакавший когда-то за пультом «GQ Bar», остался в прошлом, как сам ресторатор добавляет: «Ну и если ты можешь в своем заведении раздеться по пояс, залезть на барную стойку и танцевать наравне с посетителями – это и есть кайф от работы».

Публикация в shelepova-anna-ru-kommersant-ru-1  от 14.11.2014, 16:03

Текст написан в рамках обучения в Академии журналистики «Коммерсантъ»

АВТОР: Анна Шелепова

Поделиться с друзьями:

Ответить

Войти с помощью: