Новый вид недвижимости – офисы F класса

shelepova-anna-ru-znak-com-316

 Интернет-газета ZNAK.com

Московский бизнесмен хочет обжить заброшенные заводы в регионах

shelepova-anna-ru-znak-com-300Холл завода по обработке цветных металлов нынешние владельцы планируют полностью перестроить, останется только часть с цифрой 1916 – годом постройки ОЦМ

На прошлой неделе стало известно о реорганизации московского арт-пространства «Флакон»: его владелец Николай Матушевский решил продать часть площадей арендаторам, а на вырученные деньги начать экспансию в регионы. В списке претендентов – Ярославль, Рязань, Пермь, Челябинск и Екатеринбург.

Хрустальный завод имени Калинина, в котором разместился «Флакон», сегодня стал культовым местом для молодежи, объединив на своей территории более 200 представителей творческих индустрий – от зарубежных брендов спортивной одежды до отечественных кабельных телеканалов. Здесь живут (а во «Флаконе» арендаторов называют не иначе как жителями) популярный лоукостер «Чиптрип», рекламные агентства FIRMA и «Космос», магазин «Республика»,  благотворительный фонд «Жизнь как чудо», CoworCafe, которое говорит про себя: «У всех ерунда, а у нас кофе», авторизованный сервис Apple и Art Academy, готовящая дизайнеров к поступлению в европейские университеты. Матушевский ревностно хранит «высококонцентрированную креативную среду, комфортную для развития творческого потенциала», и сейчас юридически прорабатывает одно правило: приобрести квадратные метры во «Флаконе» смогут только те,  кто вписывается в его концепцию.

shelepova-anna-ru-znak-com-301

«Флакон» – типичный пример лофта – пространства, выстроенного на индустриальной территории, но своей индустриальной сути лишенного, существующего в концепции «work and live» – здесь можно и жить, и работать. Впервые пустующие заводские цеха стали использовать в 20-е годы прошлого века в Нью-Йорке: из-за растущей дороговизны земли отдельные фабрики перевели на окраины города, другие же попросту разорились. Тогда в освободившихся просторных помещениях стали селиться художники и скульпторы – и там же обустраивать мастерские. Самым известным примером является «Фабрика» Энди Уорхолла на 47-й Ист-Стрит: ее можно считать причиной перемещения лофтов из разряда дешевого жилья в категорию помещений, аренду которых потянет не каждый.

shelepova-anna-ru-znak-com-302

Несколько лофтов, расположенных на одной территории, формируют арт-кластер – единое пространство креативного бизнеса, созданного людьми творческих профессий: дизайнерами, художниками, скульпторами, галеристами, журналистами и рестораторами. В России мода на такие объединения пришлась на начало 21 века.

В Москве на задворках Курского вокзала открылся знаменитый центр современного искусства «Винзавод», на берегу Москвы-реки – арт-кластер «Красный октябрь», где базируются телеканал «Дождь» и журнал «Большой город», институт медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка» и бар Gipsy, Ping Pong Club Moscow, множество шоу-румов и галерей. В Калуге на территории хладокомбината расположился «Арт-завод», вмещающий галерею современного искусства, клуб арт-хаусного кино, студию танца и мастерские, эко-кафе и лаунж-зоны. В Петербурге под арт-пространство отвели огромную промзону на Обводном канале: на месте винно-водочного завода здесь лофт с мастерской, лекторием и залом для выставок, вместо завода «Металлист» – галерея и концертная площадка, ткацкую фабрику им. Анисимова заменило креативное пространство «Ткачи»  площадью 13 тыс. кв. м, а вместо солодовни на заводе им. Разина появился лофт Rizzordi Art Foundation  – самый серьезный из всех проектов, сумевший заручиться господдержкой.

shelepova-anna-ru-znak-com-303

Фото с открытия креативного пространства «Ткачи»

Алиса Прудникова, директор ГЦСИ в Екатеринбурге, считает, что в уральской столице тоже вполне можно создать арт-кластер. «У нас в городе проблема не с творческими силами, которых много, а в команде профессиональных арт-менеджеров и воле бизнеса, – говорит она. – Самое важное в арт-кластере – это симбиоз прогрессивной художественной начинки и бизнес-плана, в который верит инвестор. К сожалению, у нас побеждают однозначные и понятные жилые комплексы и торговые центры. Любая культурная институция – это затратное мероприятие, игра вдолгую, когда интересы творческого бизнеса и собственника совпадают. Я вижу перспективу в здании типографии «Уральский рабочий», но сейчас его проще нарезать на маленькие помещения и сдавать в аренду: мельче, зато надежнее»

shelepova-anna-ru-znak-com-304

Именно здание типографии становилось основной площадкой для двух Уральских индустриальных биеннале современного искусства – уникального международного художественного проекта и по масштабу, и по концепции. На открытии первой биеннале, в 2010 году, генеральный директор ГЦСИ Михаил Миндлин назвал Екатеринбург лучшим в России местом для демонстрации современного искусства.

Сейчас же «Уральский рабочий» является средоточием ресторанов: здесь расположились клуб «Дом Печати» и бар «Юность», чайная Vibe Room и очередной Subway, кафе «Своя компания» и филиал питерской сети KillFish. И этим ребятам на территории пришедшего в упадок производства оказалось очень непросто. Владелец Vibe Room Никита Бушидо рассказывает, что местная администрация требовала согласования почти по каждому изменению как внутри, так и снаружи, а параллельно с этим в здании отсыревали и рассыпались стены, кровля и коммуникации. «У нас все тормозилось из-за смены окон: надо было измерить и заказать точно такое же остекление, как в оригинале, учитывая появившуюся со временем кривизну в некоторых местах, подобрать такой же цвет, а потом установить эти панорамные махины так, чтобы все держалось и не норовило выскочить. Затем придумать, что сделать с высоким потолком, кривым полом, как заложить электрику, противопожарку и пр. Предстояло провести новую вентиляционную систему, поскольку старая уже не функционировала, но сделать это с приточкой из своих окон было запрещено – они выходят на фасад, а там все должно было остаться без малейших изменений. По той же причине невозможна была установка кондиционеров, пришлось в жару использовать напольные охладители. К слову о фасаде — сложности возникли ещё и с вывеской: на словах мы получили одобрение одного проекта, которое потом сменилось письменным отказом и предписанием о демонтаже уже повешенного светового короба. Это самое крупное, а было ещё множество мелочей, и могу сказать, что с разного вида сложностями мы сталкиваемся до сих пор».

shelepova-anna-ru-znak-com-305

 

«Дом Печати»

Главная особенность подобных помещений, впрочем, не только в упорном восстановлении старых коммуникаций и не в попытках гармонично вписать дорогую мебель в интерьер заводских стен. По словам Алисы Прудниковой, «российская специфика кластеров интересна тем, что они становятся площадками креативного редевелопмента. Зоны офисов, мастерских, коворкингов, магазинов, пространств для некоммерческих проектов и лекционных залов притягивают людей творческих и ищущих для себя определенную среду. Именно она – главный козырь арт-кластеров». Сам Матушевский считает это новым форматом недвижимости: «Мы называем такие помещения офисами F класса. В отличие от традиционной классификации А, В, С и D, построенной на таких общепринятых показателях как расположение, планировка, отделка, коммуникации и управление, в офисах для креативного бизнеса на первое место выходит возможность максимально приблизить рабочее пространство к домашней обстановке, объединить работу, отдых и проживание, а также способность находиться в постоянной коллаборации с другими креативными компаниями и людьми. Именно эти критерии лежат в основе любого арт-кластера».

Пока понятие недвижимости F класса довольно локально: если кто-то и воспринимает его за пределами «Флакона», то за пределами Москвы – вряд ли. Отсюда и заинтересованность Матушевского в исследовании регионов: «Москва и Петербург уже давно пресыщены рынком развлечений, здесь действует серьезная конкуренция. В регионах же ее нет, там чувствуется потребность в креативных местах. И люди, реализовавшие какие-то проекты в столице, понимают, что могут быть здесь полезными. Я руководствуюсь таким же подходом: мне хочется помочь тем, кто просит о помощи и в ней нуждается».

Итак, что же нужно, чтобы запустить собственный арт-кластер? Найти территорию с комплексом зданий, а не одиночным строением, имевшую индустриальную направленность, или любое другое помещение с историей, памятник архитектуры или культуры, в черте города, вблизи транспортных потоков и с удобным подъездом, круглосуточной охраной и свободным доступом,  установленным видеонаблюдением и понятной системой навигации.

Что касается географии, пространства F класса можно развивать только в тех городах, где на них будет спрос. Прежде всего, это города-миллионники или средние города, в которых есть довольно большой контингент прогрессивно мыслящих креативных людей.

Матушевский и его команда готовы выступить инвесторами проекта и полностью взять на себя его реализацию – начиная от формирования концепции, включая функциональное зонирование территории, и заканчивая управлением с отбором арендаторов и подбором сотрудников. Кроме того, москвичи готовы работать с местными властями: мэриями и префектурами – и брать в управление принадлежащие городу объекты.

Индустриальный Екатеринбург, в свою очередь, может предложить немало площадок под уральский «Флакон». Мы выделили пять, самых очевидных.

1. Уральский мукомольный завод, построенный ещё в 1884 году и занимающий площадь 10 га на левом берегу Исети. Весной 2013 года он объявил об остановке производства и последующей продаже оборудования и материалов. Точных планов  на комплекс промышленных зданий выяснить не удалось, но пока в предварительных проектах речь о современном искусстве не шла: известно, что собственник завода «УГМК-Холдинг» планирует возводить «современный жилой квартал», в который органично впишут здания, признанные памятниками архитектуры, – Симановскую мельницу и небольшую мастерскую. Остальные постройки предполагается снести.

[Not a valid template]

2. Мельница Борчанинова-Первушина, расположенная ровно напротив вокзала, занимает 5,6 га земли и является памятником архитектуры областного значения. В данный момент красивое кирпичное здание находится в заброшенном состоянии, практические не охраняется и интересует разве что местных диггеров из сообщества urban3p.

[Not a valid template]

3. Завод по обработке цветных металлов (ОЦМ), расположившийся в самом центре города на перекрестке Ленина-Шейнкмана. В 2006 году его территорию купила компания «Ренова-СтройГруп», и завод переехал в Верхнюю Пышму. На освободившихся площадях «Ренова» планировала построить современный деловой центр и даже получила одобрение от областных и городских властей. Но стройка так и не была начата, и сейчас пространство завода занимают различные офисы и автомойка.

[Not a valid template]

4. Первая площадка завода «Уралтрансмаш» (в народе «Политинник») в 2012 году начала переезд из центра города на Эльмаш. Бывшее здание с проходной на ул. Азина сейчас находится в законсервированном состоянии, оборудование стоит внутри цехов. Охрана у него есть, но весьма ленивая.

5. УЗТМ, бывший когда-то в числе крупнейших производств России, ещё на этапе строительства названный Лилей Брик «Клондайком», сейчас переживает тяжелейшие времена. Существует информация, что уже к 2017 году УЗТМ покинет «насиженное» место  и переедет либо за Химмаш, либо куда-то между Верхней Пышмой и Среднеуральском.  Возможно, на освободившихся территориях разместятся склады. Уже сейчас часть зданий собираются снести: летом на официальном сайте было размещено сообщение о конкурсе по проведению «работ по ликвидации зданий, энергокоммуникаций и оборудования металлургического комплекса» шести цехов, включая дымовые трубы. В нынешнем, частично рабочем состоянии завода разместившийся здесь центр современного искусства мог бы повторить судьбу 798 Art Zone в Пекине: десятки студий, галерей и выставочных залов, экспонирующих объекты остросоциального и порой оппозиционного характера, там соседствуют с работающими цехами и промышленными кранами, разгружающими уголь.

Так или иначе, екатеринбургская версия «Флакона» пока существует только в теории и мечтах нескольких энтузиастов. Матушевский не готов говорить о сроках, да и конкретных площадок не хочет называть. Ясно только одно: свой арт-кластер мог бы сыграть важную роль в культурной жизни Екатеринбурга: в следующем году заменить закрытый на реконструкцию ГЦСИ, а после – стать источником привлечения туристов на Урал.

Интернет-газета ZNAK.com  АВТОР: АННА ШЕЛЕПОВА

ФОТО: ВАДИМА АХМЕТОВА

Поделиться с друзьями:

Ответить

Войти с помощью: